Интервью с Джулио Пасторе

Марка Maserati отмечает столетний юбилей новыми моделями и многократным ростом продаж. Главный управляющий Maserati в Европе Джулио Пасторе уверен: великие свершения еще впереди. И ждать осталось недолго…

Еще недавно компания Maserati стабильно продавала порядка 6000 автомобилей в год, занимая не лидирующую, но прочную позицию в небольшом мире люксовых автомобильных брендов. В этой категории огромные тиражи скорее исключение.

Джулио ПастореК примеру, в 2012 году продано 7300 Ferrari, 8500 Bentley и 6300 Maserati. Но уже в следующем итальянцы запустили две новые модели: Quattroporte шестого поколения и седан бизнес-класса Ghibli. Последний, будучи роскошным и быстрым, как и положено любому Maserati, все же стал несколько доступнее большинства люксовых моделей.

Такое приглашение в мир автомобильной роскоши возымело мгновенный эффект: продажи Ghibli начались лишь в октябре, но 2013 год марка Maserati закончила с результатом в 15 400 автомобилей, обогнав Bentley (англичане, к слову, тоже изрядно выросли — до 10 120 машин). Впрочем, не Ghibli «сделал кассу», пусть за неполные три месяца раскупили почти 3000 машин: одних только Quattroporte (7800 штук) было продано больше, чем всех Maserati вместе годом ранее! А свой истинный потенциал Ghibli покажет по результатам нынешнего года. Поэтому он и остается предметом нашего первостепенного интереса.

Как правильно следует произносить Ghibli?

Джулио Пасторе: «Джибли». Это не по-итальянски, но мы сочли, что для слуха россиян такое название благозвучнее изначального «Гибли».

Бизнес-седан люксовой марки -это входной билет для новых клиентов. Многим ли он открыл путь к первому Maserati?

Джулио Пасторе: До конца года мы планируем продать 35-40 тысяч автомобилей, и наиболее значительной станет доля Ghibli.

мазераттиС такими показателями Maserati намеревается стать крупнейшим люксовым автопроизводителем?

Джулио Пасторе: Если сравнивать с Ferrari, Lamborghini или Bentley — да, но расти до объемов Porsche пока не собираемся. В 2018 году мы планируем продать уже 75 000 автомобилей. Это такой объем, который позволит окупить инвестиции в разработку новых моделей, но при этом сохранить эксклюзивный статус.

Об инвестициях. Ghibli демонстрирует выход Maserati на новый технический уровень.

Затраты на разработку были значительными? Упоминается сумма в миллиард евро…

Джулио Пасторе: Стоит говорить не о разработке одной модели, а о платформе, на которой построены Quattroporte и Ghibli. Это новое шасси, предусматривающее полный привод, новые турбомоторы V6 и V8, которые для нас делают мотористы Ferrari, и даже дизель. Последний теперь предлагается не только для Ghibli, но и для Quattroporte, в том числе и в России.

75 ООО автомобилей в год — огромная цифра. Она подразумевает расширение модельного ряда?

Джулио Пасторе: Мы связываем большие надежды с кроссовером Levante. Его представят в конце следующего года, продажи начнутся в первом квартале 2016 года.

Он будет построен на той же полноприводной платформе, что Quattroporte и Ghibli?

Джулио Пасторе: Меня чаще спрашивают, не является ли наш кроссовер совместным проектом с Jeep (как Maserati и Ferrari, Jeep принадлежит концерну FIAT. — Прим. ред.), хотя это, конечно, наша собственная разработка.

Сотрудничество не обязательно означает обмен агрегатами, полезным может быть и опыт американцев…

Джулио Пасторе: Опыт в создании автомобилей для бездорожья — определенно. Но Levante не будет только лишь внедорожником. Асфальт -в такой же степени его стихия. Синергия между марками группы, конечно, существует, но Maserati останется Maserati.

Это можно сказать и про дизайн. Облик новых моделей теперь разрабатывается собственными дизайнерами?

Джулио Пасторе: Да, теперь автомобили создают дизайнеры Maserati. Однако их шеф Лоренцо Ромачиотти раньше был дизайн-директором Pininfarina (это итальянское кузовное ателье разработало облик предыдущего Quattroporte, и проектом руководил именно Ромачиотти, а до этого он отвечал за дизайн, например, Ferrari Enzo и Peugeot 406 Coupe.).

Адаптируются ли модели под особенности конкретных рынков?

Джулио Пасторе: Все модели Maserati — глобальные, но мы учитываем специфику разных регионов. К примеру, дизельные двигатели — для Европы, в Азии или на Ближнем Востоке они не востребованы.

А как насчет гибридов?

Джулио Пасторе: Мы изучаем все технические возможности, но потребности в гибридных решениях пока не ощущаем.

Какие рынки для Maserati наиболее важны?

Джулио Пасторе: Главный рынок — США, в прошлом году там было продано почти 5000 наших автомобилей. На втором месте Китай, затем Великобритания, Германия, Италия.

Что вы ощущаете, когда видите Maserati на улице где-то в другой стране?

Джулио Пасторе: Из-за особенностей налогообложения даже в родной Италии раньше было не так много Maserati. С появлением Ghibli они стали чаще встречаться на улицах. Я ощущаю гордость, когда их вижу. Даже в статике вид Maserati — это произведение дизайнерского искусства. А какой звук!.. В такие моменты осознаешь, что мы уже проделали отличную работу, но наш потенциал огромен, и мы способны на большее.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть